Наша Газета

Укрощение Гобсека Банк России ограничит ставки по кредитам для населения, если признает их ростовщическими

Завышенной может быть признана ставка, которая на одну треть больше средней по рынку. Если бы эта норма уже работала, то в июле по займу свыше одного года с учетом средневзвешенной ставки, которую каждый месяц высчитывает Центральный банк (см. рисунок), завышенными могли бы стать 25,7 процента. Но это, конечно, не официальные цифры, а предварительные расчеты экспертов.

Предложения ЦБ по ограничению ставок уже поступили на согласование в министерство финансов. «И минфин сейчас приступил к доработке законодательства по этому направлению», — рассказали «РГ» в пресс-службе ведомства. О своем намерении ограничить ставки по кредитам в Центральном банке заявляли еще в начале сентября.

«Мы готовы делать ежеквартальный публичный мониторинг средневзвешенных ставок — так же, как сейчас публикуются ставки по депозитам, а также статические характеристики девиации этих ставок, то есть в какой мере существует разброс этих ставок», — говорил тогда заместитель руководителя департамента финансовой стабильности ЦБ России Сергей Моисеев.

Кстати, пока не ясно, коснется ли эта инициатива популярных ипотечных и автомобильных кредитов.

О возможных изменениях в законодательстве наслышаны и сами банкиры. «Получается, что сейчас Центробанк идет по французскому пути. Механизм ограничения ставок по кредитам действует там еще с 1960-х годов, мера отсечения ростовщической ставки от неростовщической та же — одна треть от средней по рынку», — рассказал в разговоре с «РГ» вице-президент Ассоциации региональных банков Олег Иванов.

Экономическая логика этого решения в том, продолжает эксперт «РГ», что если банк предоставляет кредит заемщику и определяет ставку для него, то в нее он закладывает рисковую маржу. Чем клиент менее надежный, тем более высокую ставку ему назначают.

«А если мы законом ограничиваем ставку, то фактически запрещаем банкам кредитовать некоторую группу слишком рискованных заемщиков. И на первый взгляд, казалось бы, задача решается», — отмечает Иванов.

Однако в мировой практике существует и противоположный опыт. «Английские законодатели, руководствуясь абсолютно той же целью, пришли к совсем другому выводу — эти «рискованные» граждане, которых отсекут ограничением, все равно найдут деньги на рынке теневого банкинга», — опасается эксперт «РГ». Кроме того, в России помимо банков достаточно микрофинансовых организаций и кредитных кооперативов, которые могут выдать займ на короткий срок и под высокие проценты. Значит, может быть дан мощный стимул для развития небанковского кредитования, причем особенно его теневой части, делает вывод Иванов.

Поэтому, продолжает он, сейчас очень трудно оценить последствия ограничения ставок по кредитам — в любом решении есть как плюсы, так и минусы. «Но введение ограничений ставок даст банкирам один ощутимый плюс: они улучшат репутацию у клиентов, их не смогут обвинять в завышении процентов по кредиту. Нарушать запрет все равно никто не будет, это чревато отзывом лицензии. И подавляющее число банков уложится в предлагаемый диапазон ставок», — считает Олег Иванов.

Правда, есть одно «но». По мнению нашего эксперта, очень важно вдумчиво подойти к расчету этой самой средней ставки по кредитам, к которой предположительно будет прибавляться одна треть.

«Во Франции, когда вводили ограничения, опрашивали все кредитные организации, более трехсот. Но в предложениях ЦБ об этом ничего не говорится. И обычно регулятор опрашивает только десять крупнейших банков, рассчитывая среднюю ставку по рынку по их показателям», — говорит Иванов. По его словам, при подсчете стоит учитывать приличную региональную сеть кредитных организаций в России.

«Все-таки стоимость жизни и услуг, в том числе банковских, у нас сильно разнится от региона к региону, что не может не сказываться на расчетах средней ставки по рынку», — резюмирует эксперт «РГ».

Конструктор сайтов
Nethouse