Наша Газета

«Долги отдают только трусы»

Банк России и сами коммерческие банки готовы к росту просроченной задолженности по розничным кредитам, и здесь кризиса не будет. Но возникает новая угроза: крупные корпорации будут испытывать трудности с возвращением своих кредитов, и банкам придется идти на их реструктуризацию и пролонгацию. Так считают эксперты конференции по управлению проблемными кредитами.

По оценке директора департамента по работе с проблемными активами Связь-Банка Сергея Акинина, около 45% экономически активного населения России охвачено кредитами. Когда говорят о том, что отношение объема кредитования к ВВП в России низкое даже в сравнении с развивающимися странами, не учитывают специфический состав валового продукта страны, в котором очень велика доля прибыли, отметила генеральный директор «Секвойя Кредит Консолидейшн» Елена Докучаева. Корректнее сравнивать кредиты с уровнем доходов, и здесь это отношение уже находится на уровне Чехии (9%) и Польши (13,5%).

Опасения относительно излишней «закредитованности» населения и роста просроченной задолженности по потребительским кредитам можно считать сильно преувеличенными, сходятся во мнении эксперты IV ежегодной конференции «Управление проблемными кредитами и залоговым имуществом: практика банков», прошедшей 19 сентября в Москве.

Несмотря на то что темпы кредитования населения превышают прирост корпоративных кредитов (39,4% против 12,7% в 2012 году и 13,7% против 5,3% в 2013 году), с «просрочками» по кредитам ситуация не столь однозначна: в 2012 году она выросла на 12,3% по корпоративным кредитам и лишь на 7,5% — по розничным, отметил исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков (АРБ) Анатолий Милюков. В 2013 году этот показатель, правда, подскочил для розничных кредитов до 19,6%, а по корпоративным пока составляет 2,1%, но этот разрыв во многом объясняется реструктуризацией ряда крупных корпоративных кредитов в последнее время, считает Милюков.

Исходя из формальных критериев, пока у банков нет повода для беспокойства, даже в розничном кредитовании.

Необеспеченные залогами кредиты обслуживаются хуже всего, поэтому увеличение просрочек по кредитам физическим лицам — это результат опережающего роста необеспеченного кредитования, заметил руководитель отдела рейтингов кредитных институтов Эксперт РА Станислав Волков. Но аналитик очень высоко оценивает своевременность и действенность мер Банка России по решению этой проблемы, в частности, новые критерии оценки рисков в свете перехода к стандарту «Базель III» и повышение требований по резервированию для ссуд с повышенной процентной ставкой. «ЦБ охладит рост необеспеченного кредитования уже к 2014 году», ожидает он.

При этом доля просроченной задолженности субъектов малого и среднего бизнеса (МСБ, некоторые элементы в кредитовании которых зачастую можно уподобить розничному кредитованию) снижается уже больше года, и к 1 июля достигла 7,8%.

Поэтому «из-за замедления роста портфелей уровень проблемных долгов в рознице еще увеличится, но в полноценный кризис это вряд ли перерастет», прогнозирует Волков.

Коммерческие банки тоже не сидели сложа руки, наблюдая рост просрочек как побочного эффекта бурного развития кредитования физических лиц и МСБ. Во-первых, они развивают новые технологии в работе с заемщиками, пытаясь предугадать и предупредить возникновение проблемных должников.

Начальник департамента среднего бизнеса Газпромбанка Александр Киселев рассказал о «проактивном подходе» к идентификации потенциально проблемных кредитов. «Вероятность возврата долга стремительно тает со временем после возникновения просрочки», отметил он, поэтому важно предвидеть возникновение проблем. Помимо обычных инструментов оценки финансового состояния заемщика, уже после того, как он получил кредит, надо его «вести» и дальше, периодически отслеживая все важные события в его жизни — обороты по счетам в этом же банке, отраслевые и корпоративные новости из открытых источников и налоговой базы, просто периодически общаться.

Во-вторых, кредитные организации все больше прибегают к услугам специализированных фирм, продавая им долги.

По оценке коллекторского агентства ЭОС, в I половине 2013 года объем рынка цессии (переуступок прав) на истребования просроченных долгов составил 110—120 млрд рублей, что почти на 90% больше, чем в I полугодии 2012 года. И банковская розница традиционно — самый крупный поставщик просроченной задолженности в России, ее вклад в общую сумму предложения на открытом рынке составил около 82 млрд рублей.

Более того, этот прирост произошел за счет II квартала, и его обеспечили крупнейшие игроки на рынке розничного кредитования, доля рынка предложения у пятерки лидеров составила 80%. Все это в основном очень «тяжелые» долги, средневзвешенный показатель возраста просрочки составляет 1200—1300 дней с момента последнего платежа.

Прирост объема рынка продажи проблемных кредитов физических лиц в 2013 году прогнозируется на уровне 15—20%, что составляет 165—170 млрд рублей. И, по прогнозу генерального директора ЭОС Мариуша Клоски, в 2014 году он может достичь 200 млрд рублей.

Увеличению объемов цессии будет способствовать активный рост розничного кредитования в 2011—2012 годах и увеличение нормы резервирования по необеспеченным кредитам физическим лицам в 2013 году. Тем не менее, просрочка по кредитам физлицам перестала снижаться даже несмотря на их активные продажи коллекторам, отметил Волков. Банки продают более «молодую» просрочку, а доля ссуд с задолженностью более 90 дней растет. А следовало бы продавать те, где срок неплатежей достиг года, а на более ранних стадиях работать с ней собственными силами, советует Клоска.

Впрочем, некоторые проблемы с проблемными кредитами банкам может обеспечить государство, опасаются эксперты. Неопределенность и противоречивость практики правоприменения и ожидание принятия закона о потребительском кредитовании — сдерживающие факторы долгового рынка, отметил Клоска. Сейчас на разных стадиях находятся три законопроекта: «Закон о потребительском кредитовании» с его статьей 16, «Закон о банкротстве физических лиц» и «Закон о взыскании задолженности» («Закон о досудебном урегулировании споров»), перечислила Докучаева.

И велик риск излишней «защиты» недобросовестных заемщиков. Например, законодательно может быть введено право на отказ от общения с коллекторами. «Кого мы защищаем? Тех, кого не надо бы защищать!», — недоволен Клоска.

В этом случае банкам придется добиваться погашения платежа иными средствами, тратя дополнительные ресурсы, например, на юристов, и это приведет к повышению процентов для добросовестных заемщиков, предупреждает глава ЭОС.

Должники не боятся и уже готовы к стандартным юридическим процедурам, отметил Акинин, проблем добавляет неэффективность правоохранительной системы, приоритет «справедливости» над законностью в сознании и психология заемщиков «долги отдают только трусы».

Так или иначе, но наиболее проблематичным для банков может стать ситуация не с розницей, а с долгами крупного бизнеса. При этом сложности возникнут не в связи с избытком кредитов промышленности, как этого опасались в случае с розницей. «Долговое бремя российских компаний сильно варьируется в зависимости от отрасли», — отметил Милюков.

По его мнению, комфортный уровень отношения кредита к прибыли до налогообложения — 300%, а в торговле этот показатель достиг 354%, сельском хозяйстве — 475%, операциях с недвижимостью — 523%, в строительстве — 1532%.

Но недостаток кредитов — гораздо хуже. Самое тревожное — падение доли кредита в инвестициях, сейчас она снизилось до 7—9%, отметил Милюков. Вместо того, чтобы кредитование раскручивалось как рычаг роста, оно сжимается.

При этом снижение темпов роста кредитования промышленности приводит не к сокращению, а к росту банковских рисков, отмечает Милюков.

«Качество корпоративного портфеля пока почти не отреагировало на замедление экономики — вот это «спокойствие» беспокоит больше всего», — тревожится Волков.

Положение обострится в связи со стагнацией в экономике. «Ситуация в экономике удручающая, рецессия налицо, — отметил Милюков. — Промышленное производство вошло в период стагнации». Фундаментальная проблема экономики России — ее однобокость, 70,3% экспорта составляют энергоносители. А развитие обрабатывающей промышленности, по существу, остановилось, считает Милюков.

«К концу года замедление экономики скажется на качестве кредитов крупному бизнесу — в первую очередь, вырастет уровень пролонгации (пока он стабилен)», — прогнозирует Волков. Банкам поневоле придется с ними договариваться в силу их важности как клиентов.

Но и искусственное стимулирование кредитования реального сектора, которое официально считается главным рецептом стимулирования экономического роста, мало поможет. Запуск финансово-кредитных рычагов мог бы повлиять на процессы серьезных изменений управления экономикой, которые необходимы, считает Милюков.

Но в условиях, когда, к примеру, 95% одежды, 93% бытовой техники, 77% лекарств, 70% игрушек, 58% автомобилей импортируется, выдача кредитов лишь стимулирует зарубежное производство.

Конструктор сайтов
Nethouse