Наша Газета

Математический просчет

Согласно статистике Объединенного кредитного бюро, наибольшая доля просрочки по POS-кредитам приходится на шестой месяц выплат. Несмотря на то что количество не выплаченных в срок POS-кредитов снижается (с 327,6 тыс. в январе 2013 года до 199,2 тыс. в августе), уровень просрочки по ним почти не меняется (5,5% в январе против 5,7% в августе). Кроме того, по большинству кредитов заемщики допускают просрочку именно спустя полгода. Если в течение первого месяца (по данным августа) из 199 тыс. кредитов не внесены в срок платежи по 69,7 тыс. займов, то спустя два месяца — по 12,3 тыс., спустя три месяца — по 7,5 тыс., а спустя шесть месяцев — по 98,9 тыс.

А вот количество просроченных потребительских кредитов наличными без обеспечения, наоборот, растет. В январе в ОКБ таких насчитывалось 3,6 млн, а в августе — уже 4,4 млн. При этом хуже всего заемщики обслуживают свои потребкредиты на четвертый и шестой месяцы. Из 4,4 млн просроченных в августе потребкредитов через четыре месяца с момента взятия ссуды не внесены в срок 1,2 млн кредитных платежей, а через шесть месяцев — около миллиона.

Кроме того, в среднем 30% потребительских и POS-кредитов не выплачиваются уже в первый месяц. И если в этом случае речь идет как о мошенниках, так и о забывчивых заемщиках, то более поздние просрочки могут говорить о невозможности последних справляться со своими кредитными обязательствами.

Как отмечает заместитель генерального директора ОКБ Николай Мясников, банки обычно начинают принимать серьезные меры по взысканию с клиента денежных средств либо собственными силами, либо передавая такие долги коллекторам, когда кредит просрочен более чем на 90 дней. Таким образом, большое количество просроченных кредитов после этого срока говорит о том, что человек целенаправленно или в связи со сложившейся ситуацией не имеет никакой возможности вносить ежемесячные платежи по ссуде и банк может не надеяться на возврат своих денег.

По словам Мясникова, некоторые мошенники специально берут POS-кредит и стабильно вносят платежи по нему первые несколько месяцев, чтобы заработать у банка хорошую репутацию и впоследствии взять больший по объему потребительский кредит в этой же или другой кредитной организации.

»Мошенники-одиночки, как правило, набирают несколько кредитов и почти сразу исчезают, — рассказывает Мясников. — А вот организованные преступные группы практикуют именно такой способ взятия кредита: получить ссуду в местах продаж, платить три-четыре месяца, взять потребительский кредит и через какое-то время исчезнуть. Подозрения в мошенничестве могут возникнуть тогда, когда человек, взяв последовательно POS-кредит и потребительский кредит, перестает платить сначала по одному виду займа, а потом «забывает» и о других платежах».

Как указывает начальник управления розничных кредитных продуктов банка «Стройкредит» Игорь Матазов, это достаточно распространенная схема мошенничества, которая существует не один год. Однако банки прекрасно знают о подобных схемах, поэтому, к примеру, трехмесячная кредитная история еще не говорит о высоком качестве заемщиков, для банка это не показатель. А вот если выплаты шли без задержек полгода и больше, то, скорее всего, можно говорить о честном клиенте.

По мнению заместителя генерального директора ОКБ, обычно добросовестные клиенты, попавшие в тяжелую жизненную ситуацию, решают свои проблемы с банком на месяце просрочки. Полугодовая же просрочка дает основания сомневаться в том, что в планы заемщика входило расплатиться с банком.

Почему не платят.

Не исключено, что на стабильно высокую долю просроченных на шестой месяц кредитов в том числе оказали влияние запускаемые все чаще банками спецпрограммы, позволяющие получить лучшие условия по ссуде при наличии хорошей кредитной истории. «Однако более 95% заемщиков, пришедших в банки по таким акциям, действительно являются добросовестными клиентами, — отмечает Мясников. — Но и мошенников такие предложения тоже могут привлекать».

Некоторый рост количества просроченных кредитов связан и с улучшением экономической ситуации в стране. Аналитики Experian (соучредителя ОКБ) еще в конце прошлого года прогнозировали рост занятости населения России и его доходов. А это означает, что большее количество людей смогли взять кредиты и не все правильно рассчитали свои возможности по их погашению.

Игорь Матазов из банка «Стройкредит» связывает проблемы с выплатами по ссудам начиная с четвертого месяца с недостаточной стабильностью на рынке трудоустройства в целом. «Не все граждане могут спрогнозировать свое финансовое положение на полгода вперед. В данный момент человек чувствует себя уверенно, берет кредит, а через полгода теряет работу. Далее у него уходит какое-то время, чтобы найти новое место, — поясняет эксперт. — Если же кредит аккуратно выплачивается более чем полгода, то, скорее всего, и дальше с его обслуживанием проблем не возникнет».

По мнению заместителя директора департамента анализа рисков ВТБ 24 Тимофея Костина, выходы на просрочку достаточно равномерны в первый год. Далее происходит снижение темпов «выпадения» из выплат. «В зависимости от продукта снижение может быть более или менее существенным во второй год, — говорит банкир. — Могу предположить, что рост «выпадения» связан с тем, что через полгода вещь, купленная в кредит, перестает быть новой, а иногда и заменяется на новую. И заемщик считает, что он уже и не должен за нее платить».

«На самом деле какой-то единой статистики по банкам касательно того, в какой месяц заемщики чаще всего допускают просрочку по разным видам кредитов, нет, — считает вице-президент, директор по развитию бизнеса потребительского кредитования и стратегических партнерств Альфа-Банка Дмитрий Жиздюк. — Многое зависит от того, на какой именно товар был взят тот или иной кредит. По коротким кредитам месяц наибольшей просрочки наступает раньше, по длинным — позже. Также многое зависит от технологии по возврату задолженности, которую используют банки. Вполне возможно, что после 180-го дня задолженности, когда банки, как правило, передают долги коллекторам, количество просроченных кредитов резко сокращается».

Костин сетует, что благодаря активному продвижению банками своих услуг слабеет страх населения перед кредитными организациями, население готово брать все больше кредитов, но при этом финансовая грамотность граждан находится на достаточно низком уровне. «Часто заемщик не в состоянии определить, сколько же он может платить банку, — отмечает банкир. — Многие рассчитывают на дополнительные доходы, которые могут неожиданно пропасть в силу разных обстоятельств. Тогда выясняется, что основного дохода не хватает на уплату долгов. Сейчас все большую популярность получает такая схема: взять кредит в одном банке, чтобы погасить или просто заплатить долги другому. Включение в такой круг трех-четырех банков или микрофинансовых организаций приводит к тому, что вылезти из долговой ямы заемщик уже не в состоянии».

 Сколько нужно для счастья.

И действительно, не раз отмечалось, что активные банковские клиенты зачастую имеют за плечами далеко не один кредит. По словам Дмитрия Жиздюка из Альфа-Банка, в целом сейчас на рынке трудно отрицать тенденцию, когда люди берут по несколько кредитов и плохо рассчитывают свои возможности относительно их погашения. «Если раньше доходы населения постоянно росли и открытие дополнительного кредита не являлось проблемой, то сейчас рост доходов замедлился, а привычка населения брать дополнительные кредиты никуда не ушла, — рассказывает собеседник. — Поэтому на четвертом-пятом кредите у людей начинают возникать сложности с их выплатой. Могу также отметить, что еще пять лет назад на одного активного банковского клиента в России приходилось порядка 1,3—1,5 кредита, сейчас же этот показатель находится на уровне 2,5—3 кредитов».

В свою очередь Игорь Матазов указывает, что совсем недавно «на руках» у банковского клиента было максимум два кредита, а сегодня иметь одновременно открытыми три-четыре займа — уже в порядке вещей. И как минимум один из таких кредитов является «карточным», то есть позволяет заемщику гибко управлять своей задолженностью.

«В среднем до кризиса на одного заемщика приходилось по полтора кредита, — комментирует Тимофей Костин из ВТБ 24. — Сейчас эта цифра выросла в разы. При этом надо понимать, что проникновение кредитов пять лет назад было существенно ниже, чем теперь. Довольно интересно, что в верхнедоходных сегментах этот показатель изменился не сильно. А вот в массовом и нижнемассовом сегменте значительно вырос».

Конструктор сайтов
Nethouse